Пыль

Пыль, пыль, пыль…
Другой фронтовой песней, самородной-самоходной, пожалуй, горжусь. Раз в жизни посчастливилось сложить мелодию, чтоб запела вся Россия, и без печати, радио, кино. Сейчас не все помнят, но на войне и сразу после многие хоть куплет, но пели.

В первые дни войны сформировался в Москве 22-й истребительный батальон из студентов и других добровольцев. В нашей роте были почти все мальчики Литинститута. Я — рядовой, зато запевала. А что петь? “Если завтра война”? “Гремя огнём, сверкая блеском стали”? Фронт катился к Москве. Закидательски-бодряцкие слова звучали как издевательство.

На марше крутились в голове стихи Киплинга:

Пыль, пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отпуска нет на войне!

Я и не заметил, как из топота роты и хриплого дыхания сложилась мелодия. Стал напевать, соседи помогают. Стихи многие знали, а напев примитивно простейший, но по настроению в тон попал. И какой-нибудь знакомой музыки песенка вроде не повторяла.

Через день гремел весь батальон на марше:

Я шёл сквозь ад шесть недель, и я клянусь:
Там нет ни тьмы, ни жаровен, ни чертей —
Только пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отпуска нет на войне!

Постепенно, под влиянием обстановки, я складывал новые куплеты, но рефрен Киплинга сохранил.

Быль, быль, быль, быль или небыль этот путь?
Боль, боль, боль, боль, отпусти когда-нибудь.

Пыль, пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отдыха нет на войне!

И уже на Эльбе, когда мы встретились с американцами… Надо сказать, золотые ребята, благожелательные, свободные, с полным интересом к окружающему миру, чем-то похожие на русских — рады подружиться, выпить вместе… Но знали о нас мало.

Мы-то хоть и были невежественными в массе своей, но тот слой интеллигенции, довольно широкий, например, начиная с лейтенантов, такую фамилию, как Киплинг, знали. А американцы — нет. Но и среди них были образованные ребята и, когда я одному очкарику-штабисту сказал, что у меня есть песенка на стихи Киплинга, которую широко поют в наших войсках, он спросил: “Какие стихи?” — “Пыль, пыль, пыль, пыль…” — “У Киплинга нет таких стихов!” И я вспомнил, что в институте мне кто-то из преподавателей говорил, что переводчица с украинской фамилией Онышкевич-Яцына, одинокая, пожилая, очень образованная дама читала эти стихи Киплинга не формально, а очень поэтично. У Киплинга рефреном была не “пыль”, а “ботинки”: “Буц, буц, буц, буц…” — бутсы — башмаки. Стук шагающих башмаков.

Я вспомнил и говорю американцу: “Буц, буц, буц, буц…” – “О! Йес!” И перевод оказался такой ритмически точный, что, когда я спел ему первый куплет, второй он уже пел со мной по-английски. Этого было довольно: песня пошла гулять у американцев. Настолько мелодия была простенькая, хотя и свежая. Просто под шаг сапог. И под горечь отступления.

А когда через много лет я как-то ночью крутил свой старенький приёмник, то услышал откуда-то из-за океана: “Буц, буц, буц, буц…” — свою музыкальную фразу…

Когда в Москве на площади Маяковского открывался Театр эстрады, режиссёр Конников, насколько я понял, жаловался поэту Самойлову: “Вот, есть возможность сделать эстрадный спектакль, но литературный материал приносят неинтересный. Кто бы нам мог помочь в этом смысле?” Давид порекомендовал меня. Я написал пьесу “Московская фантазия”. С песнями, танцами, первой любовью и счастливым концом. По ней был поставлен первый спектакль, которым открывался Театр эстрады. Там Марк Бернес пел мою “Пыль”.

Пыль
Стихи Р.Киплинга
в переводе А. Оношкович-Яцыны
с продолжением Евг. Аграновича Музыка Евг. Аграновича

День, ночь, день, ночь мы идём по Африке,
День, ночь, день, ночь — всё по той же Африке.
Только пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отпуска нет на войне!

Счёт, счёт, счёт, счёт пулям в кушаке веди.
Бог мой, дай сил обезуметь не совсем!
Пыль, пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отпуска нет на войне!

Днём все мы тут, и не так уж тяжело,
Но чуть лёг мрак — снова только каблуки.
Пыль, пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отпуска нет на войне!

Ты, ты, ты, ты пробуй думать о другом.
Чуть сон взял верх — задние тебя сомнут.
Пыль, пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отпуска нет на войне!

Я шёл сквозь ад шесть недель, и я клянусь:
Там нет ни тьмы, ни жаровен, ни чертей —
Только пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отпуска нет на войне!

Комиссар сказал: “Хорошо, что строевая песня, но слова какие-то не наши… Ты бы чего-нибудь…”

Ну и я “чего-нибудь” — позже, в Десятой армии, дописал в подражание Киплингу несколько куплетов, уже рифмованных, и про нашу войну, Отечественную.

Весь май приказ: шире шаг и с марша в бой!
Но дразнит нас близкий дым передовой.
Пыль, пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отпуска нет на войне!

Быль, быль, быль, быль или небыль этот путь ?
Боль, боль, боль, боль, отпусти когда-нибудь!
Пыль, пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отпуска нет на войне!

Года пройдут — вспомнит тот, кто уцелел,
Не смертный труд, не бомбёжку, не обстрел,
А пыль, пыль, пыль от шагающих сапог.
Отпуска нет на войне!

Только пыль...

1943—1980-е

Воспроизводится по книге: Евгений Агранович. Избранное. Москва, Вагант, 2001

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии